Статус игрока в казино может зависеть от места проживания

Честный рейтинг лучших онлайн казино за 2020 год:
  • Рокс Казино
    Рокс Казино

    № 1 в рейтинге за 2020 год!

  • Сол Казино
    Сол Казино

    Приветственный бонус 30 000 руб + бонусы за каждый деп!

  • Пинап Казино
    Пинап Казино

    Для любителей ретро и больших выигрышей!

  • Фрэш Казино
    Фрэш Казино

    Весенний дизайн и шикарная отдача! Мгновенный вывод!

Как получить статус VIP-игрока в казино?

О приоритетном статусе многие игроки казино только мечтают, а другие получают его, едва сделав крупный депозит. VIP-статус имеется во всех казино без исключения, и это не случайно. Хайроллеры, играющие по-крупному, получают ряд преимуществ, на которые сложно не обратить своего внимания.

VIP-статус в казино получают активные игроки, предпочитающие делать крупные депозиты и не менее крупные ставки. Получивший такой статус игрок может пользоваться сразу несколькими преимуществами, недоступными рядовым клиентам заведения.

Во-первых, этим преимуществом может быть специальный бонус с облегченным вейджером. Если обычный клиент казино, например, делает депозит в 100 долларов, получает 1 000 в качестве бонуса, но сталкивается с практически непреодолимым вейджером, то хайроллер получает ту же $1 000, сделав депозит в $2 000, и имеет прекрасную возможность без особого труда дополнить свой аккаунт бонусом.

Во-вторых, VIP-клиенты казино часто не платят большие комиссии, которыми обременяет депозит и вывод средств платежная система. Частенько расходы по комиссии берет на себя само игорное заведение.

В-третьих, VIP-статус позволяет принять участие в специальных акциях. Эксклюзивные предложения могут представлять собой как выгодные бонусы, так и участие в бесплатных турнирах с крупным призовым фондом специально для хайроллеров: за покерным столом, в блэкджек и даже в игровых слотах.

В-четвертых, VIP-клиентам казино могут преподнести неожиданный сюрприз в виде реального путешествия. Путевки, не только на турниры по покеру, но и на самые сказочные курорты, разыгрываются именно среди игроков с особым статусом.

Как казино развивают в игроках зависимость

Современные игровые автоматы железной хваткой впиваются в горло игроков, часть из которых заканчивает тем, что теряет свою работу, семью, а иногда даже расстаётся с жизнью.

Утром понедельника, 13 августа 2020 года, Скотт Стивенс погрузил коричневую охотничью сумку в свой Jeep Grand Cherokee, зашёл в спальню и, обняв свою жену Стейси, с которой прожил уже 23 года, сказал: «Я тебя люблю».

Стейси думала, что её муж отправляется на собеседование, а после этого — на прием к терапевту. Скотт тем временем проехал 22 мили от своего дома, расположенного в Стьюбенвилле, штат Огайо, до казино Mountaineer Casino, которое находится сразу за Нью Камберлендом, штат Западная Вирджиния. Там он воспользовался банкоматом, чтобы проверить состояние своего счета: баланс составил 13 400 долларов. Через весь зал он направился к своему любимому игровому автомату — Triple Stars, — который располагался в зоне игр с высокими лимитами. Это была слот-машина с тремя барабанами, каждая игра в которой стоила 10 долларов. Возможно, думал Стивенс, в этот раз он выиграет достаточно, чтобы выкарабкаться.

Но этого не произошло. Следующие четыре часа Скотт провёл, выбрасывая деньги на ветер и отправляя каждый новый выигрыш обратно в слот-машину. Наконец, около полудня, когда на счету оставалось 4 тысячи, он сдался.

Покинув казино, 52-летний Стивенс написал Стейси письмо на целых пять листов. Бывший операционный директор компании Louis Berkman Investment, сейчас он давал своей жене подробные инструкции о том, как избежать ответственности за причинённые им убытки и сохранить собственные деньги. Ей нужно было обналичить прилагающийся чек на четыре тысячи долларов; перевести свои сбережения на новый банковский счет; отказать казино Bellagio в Лас-Вегасе в погашении его долга; игнорировать задолженность по его кредитной карте; подать налоговую декларацию, а также заявление на получение пособия по случаю потери кормильца. Кроме того, Стивенс попросил провести кремацию его тела.

Лучшие онлайн казино на русском языке:
  • Рокс Казино
    Рокс Казино

    № 1 в рейтинге за 2020 год!

  • Сол Казино
    Сол Казино

    Приветственный бонус 30 000 руб + бонусы за каждый деп!

  • Пинап Казино
    Пинап Казино

    Для любителей ретро и больших выигрышей!

  • Фрэш Казино
    Фрэш Казино

    Весенний дизайн и шикарная отдача! Мгновенный вывод!

Он писал, что «плачет как ребёнок», думая о том, как любит Стейси и их троих дочерей. «У нашей семьи будет хоть какой-то шанс только в том случае, если я перестану тащить нас дальше ко дну, — продолжал он. — Мне жаль, что из-за меня вам приходится пройти через всё это».

Заехав в отделение почты Стьюбенвилла, он отправил конверт с письмом и чеком внутри. Затем Стивенс направился к территории молодёжного футбольного клуба Jefferson Kiwanis. Когда-то он собирал деньги на эти зеленые поля, ухаживал за ними с помощью собственной газонокосилки, а сейчас приезжал смотреть, как играют в футбол его дочери.

Припарковав машину на гравийной площадке, Стивенс позвонил адвокату Рикки Гербсту. Гербст работал в кливлендской компании Squire Patton Boggs, которая представляла интересы Berkman, бывшего работодателя Стивенса. Последний проработал там 14 лет, но шесть с половиной месяцев назад руководству стало известно о том, что он крал деньги из-за своей игромании, и Стивенса уволили.

В телефонном разговоре Стивенс озвучил просьбу: «Пожалуйста, попросите компанию продолжить оплату обучения моих дочерей в колледже». Не так давно он получил уведомление о том, что выплата пособия по обучению, которое предоставляет компания, будет прекращена перед осенним семестром. Ситуация с дочерьми стала для него последней каплей.

Гербст пообещал передать просьбу.

Затем Стивенс сообщил ему, что собирается покончить с собой.

«Да, именно это я и собираюсь сделать», — сказал Стивенс и бросил трубку.

Следующим, кому позвонил Стивенс, был налоговый адвокат Дж. Тимоти Бендер, консультировавший его в расследовании Налогового управления о хищении средств. До этого дня Стивенс сохранял присутствие духа перед Бендером, говоря, что готов взять на себя всю ответственность и отбыть наказание. Теперь же он рассказал, что планирует предпринять на самом деле. Встревоженный Бендер попытался отговорить его от этой затеи. «Послушай, всё это очень тяжело, — сказал Стивенс. — Я сделаю то, что задумал». Гудки.

В 16:01 Стивенс написал Стейси смс: «Я тебя люблю». Следом за этим он отправил такие же сообщения каждой из дочерей.

Он снял очки, измеритель глюкозы и инсулиновый дозатор (Стивенс был диабетиком) и аккуратно сложил всё это в термосумку, где лежали так и не тронутые ним сэндвич и яблоко.

Он достал своё полуавтоматическое 12-калиберное ружьё Browning, зарядил его и присел на бордюр, ограждавший площадку.

Затем он набрал на телефоне «911» и рассказал диспетчеру о своём плане.

Скотт Стивенс не всегда был таким азартным. Выходец из Рочестера, штат Нью-Йорк, он получил степень магистра в области бизнеса и финансов в университете Рочестера, а затем построил весьма успешную карьеру. Ему удалось не только заслужить доверие «стального магната» Луиса Беркмана, но и дослужиться до должности операционного директора в его компании. В финансовых вопросах (как личного, так и профессионального характера) Стивенс проявлял настоящую дотошность. Когда он познакомился со Стейси в 1988 году, он настаивал на том, чтобы она немедленно погасила свою задолженность по кредитной карте. «Твой кредит — это всё, что у тебя есть», — сказал он ей тогда.

Скотт и Стейси поженились год спустя. Сейчас у них было трое дочерей и весьма комфортабельная жизнь в Стьюбенвилле благодаря его должности в компании Беркмана: шестизначная сумма зарплаты, три автомобиля, членство в двух городских клубах, отдых в Мексике. Стивенс обожал своих девочек и делал для них всё возможное. Помимо инвестиций в строительство футбольных полей, он собрал деньги на ремонт школы, создание научной лаборатории и поездку членов французского кружка во Францию. На выходных он мог выкрашивать стены школьной столовой и приводить в порядок полы в школьных коридорах.

Впервые Стивенс почувствовал вкус азартных игр в 2006 году, когда посещал проходившую в Лас-Вегасе выставку. В следующую поездку Стивенсу посчастливилось сорвать джекпот в игровом автомате — и дороги назад уже не было.

Скотт и Стейси теперь ездили в Лас-Вегас несколько раз в год. Она любила шоппинг, проводила время у бассейна, а иногда даже играла вместе с мужем. Летом они брали с собой детей и устраивали семейные вылазки к Гранд-Каньону, дамбе Гувера и в Диснейленд. Находясь дома, Стивенс стал завсегдатаем Mountaineer Casino. В течение нескольких лет его увлечение азартными играми превратилось в зависимость. Несмотря на то, что ему удалось сорвать несколько джекпотов — в том числе с шестизначными суммами, — проиграл он в разы больше: почти 4,8 млн. долл. за один год.

Стивенс тщательно скрывал свою зависимость от жены. Он занимался семейным бюджетом, а деньги хранил не отдельных счетах. Он использовал свой рабочий адрес для получения “особой” корреспонденции: налоговых форм W-2G (они использовались для уведомления о выигрышах), документов о денежных переводах, писем из казино. Даже его шурин и лучший друг Карл Нельсон, иногда игравший вместе со Стивенсом, не подозревал о его проблеме. «Я был шокирован тем, что узнал позже, — признаётся Карл. — Это был Скотт, которого я совершенно не знал».

Когда у Стивенса в казино заканчивались деньги, он уходил, выписывал чек на один из банковских счетов Беркмана, с которого имел право обналичивать средства, и возвращался в зал с большей суммой. Иногда он проделывал подобные операции три-четыре раза в день. Коллеги не интересовались отсутствием Стивенса в офисе, так как его работа предполагала контроль за различными компаниями, расположенными в разных местах. К тому моменту, когда компания обнаружила нарушения, а он сознался в хищениях, Стивенс — обаятельный, ответственный и очень надёжный сотрудник — успел украсть почти четыре миллиона долларов.

Стейси ни о чем не догадывалась. В Вегасе Стивенс никогда не пропускал запланированных с семьёй обедов. Находясь дома, он всегда успевал вернуться с работы к ужину. Когда по утрам в субботу он говорил жене, что едет в офис, она не задавала вопросов, прекрасно зная об огромном количестве его обязанностей. Поэтому Стейси была ошеломлена новостями, которые её муж сообщил ей 30 января 2020 года. Она стояла на лестнице, держа в руках бельё для стирки, когда зазвонил телефон.

«Стейс, мне нужно кое-что тебе рассказать».

В его голосе она услышала тревогу. «Кто умер?»

«Понимаешь… я должен сказать тебе это по телефону, потому что не могу смотреть тебе в глаза».

Он замолчал. Она ждала.

«Я могу остаться сегодня без работы. Я взял определенную сумму денег…»

«Это не имеет значения».

«Сколько? Десять тысяч долларов?»

«Больше? Сто тысяч?»

Стивенс никогда не был до конца честен с ней в том, сколько он украл и как часто играл. Даже после увольнения он продолжал посещать казино пять-шесть раз в неделю. Он играл в годовщину своей свадьбы и в дни рождения своих дочерей. Стейси замечала, что её муж стал более раздражительным и чаще срывался на девочках, но она связывала это с потерей работы. Уезжая в казино, он говорил ей, что собирается к терапевту, или едет на встречу, или находил другую причину. А деньги, появившиеся после случайной победы, Стивенс объяснял заработком на онлайн-трейдинге. В то время как семья жила на 50 тыс. долл., которые хранились на отдельном сберегательном счету Стейси, он потратил 150 тыс. долл. из их накопительного пенсионного счета, 50 тыс. долл. с ETrade-счетов жены и дочерей, а также достиг лимита по своей кредитке и полностью использовал личный кредит, выданный ему банком PNC.

Стейси на самом деле не осознавала степени зависимости мужа до тех пор, пока однажды днём трое полицейских не появились на пороге её дома, чтобы сообщить о смерти Стивенса.

После этого Стейси изучила проблему игровой зависимости и те механизмы, которые используются в слот-машинах, чтобы заставить игроков расстаться с деньгами. В 2020 году она подала иск против как Mountaineer Casino, так и против компании International Game Technology (IGM)— производителя игровых автоматов, которыми пользовался её муж. Основной вопрос заключался в том, кто убил Скотта Стивенса. Стала ли причиной его смерти неспособность справиться с собственной зависимостью? Или он был лишь жертвой — на чем и настаивалось в тексте иска — системы, игравшей на его слабостях? Той самой системы, из-за которой он потерял деньги, надежду и в конце концов — жизнь.

Менее 40 лет назад казино были вне закона везде, кроме штата Невада и Атлантик-Сити, что в штате Нью-Джерси. В 1988 году Конгресс принял закон о регулировании игорной деятельности индейских племён, и различные казино (в том числе в индейских резервациях) быстро возникли по всей стране. Сейчас в сорока штатах их работает около тысячи. Ежегодно американцы приносят игровым магнатам более 37 млрд. долл. — это больше суммарных затрат на посещение спортивных событий (17,8 млрд. долл.), кинотеатров (10,7 млрд. долл.) и покупку музыки (6,8 млрд. долл.).

Сегодня самым популярным видом азартных игр являются электронные игровые автоматы — их около 1 миллиона во всей стране, — предлагающие различные видеослоты и покер. Их распространённость не только способствовала развитию всеобщей игровой зависимости, но и принесла огромную прибыль казино. Сейчас значительную часть доходов казино приносит небольшой процент посетителей, большинство из которых — лудоманы. Помогают в этом игровые автоматы, созданные для того, чтобы в течение сеанса вводить игроков в состояние, близкое к трансу, в индустрии азартных развлечений известное как «непрерывная игровая активность». В отчете, представленном Американской игровой ассоциацией в 2020 году, говорилось, что «случаи патологической зависимости не более часты, чем в 1976 году, когда Невада была единственным штатом, легализовавшим игровые автоматы. Кроме того, несмотря на всю их популярность и инновации, привнесённые в индустрию игр на протяжении последних десятилетий, существенного увеличения суммы, которую в среднем тратят посетители казино в течение одного визита, не наблюдается».

«Производители [автоматов] знают, что их машины вызывают зависимость, и делают всё возможное, чтобы усилить этот эффект и, как следствие, заработать больше денег, — говорит Терри Ноффсингер, ведущий юрист в деле Стивенса. — Речь идёт не о халатности, а о намеренных действиях».

Для 72-летнего Ноффсингера всё это не в диковинку. Будучи адвокатом по делам об ущербе здоровью, он предъявлял два последних иска именно игорным заведениям. В 2001, подавая в суд на Aztar Indiana Gaming из Эвансвилла, он представлял интересы 51-летнего Дэвида Уильямса, аудитора из штата Индиана. Для Уильямса все началось в тот момент, когда он обнаружил в почтовом ящике 20-долларовый ваучер от казино Aztar. Быстро развившаяся зависимость стоила ему всего состояния — в случае Уильямса это было примерно 175 тыс. долл. Ноффсингер утверждал, что сотрудники Aztar нарушили «Закон RICO» (принятый в 1970 г. закон об инвестировании полученных от рэкета капиталов), используя «рэкетирские приемы» и с помощью почты заставляя Уильямса снова и снова возвращаться в казино. Тем не менее, Федеральный окружной суд Южного округа Индианы принял решение в пользу Aztar, а Апелляционный суд седьмого округа США распорядился закрыть дело, мотивировав это тем, что «даже если заявления, содержащиеся в этих сообщениях (письмах Уильямсу — прим. пер.) можно назвать “ложью” или “искажением фактов”, всё равно любой здравомыслящий человек распознает в них не более чем агрессивную рекламу, и уж точно не станет полагаться на эти слова при принятии решений».

Четыре года спустя Ноффсингер, защищая интересы 52-летней Дженни Кепхарт, подал в суд на казино Caesars Riverboat, расположенное в г. Элизабет, штат Индиана. Адвокат заявил, что заведение, сотрудникам которого было известно об игровой зависимости Кепхарт, намеренно заманивало её для новых игр с целью заработка. Кепхарт объявила себя банкротом, полностью разорившись в Айове, и переехала в Теннесси. Однако, унаследовав почти 1 миллион долларов, женщина начала получать приглашения от Caesars, где в итоге проиграла не только всё свое наследство, но даже больше. Иск, предъявленный заведением в адрес своей должницы, получил встречное заявление. Кепхарт отрицала основание иска по многим причинам, среди которых было и заявление о том, что ей «сначала давали чрезмерное количество алкоголя… а потом говорили о своём ущербе в результате её действий или бездействия». Caesars в итоге отказался от любых претензий, которые мог предъявить согласно законодательству штата Индиана. Несмотря на то что Кепхарт потерпела неудачу со встречным иском, дело дошло до Верховного суда штата Индиана. В 2020 году высший судебный орган постановил, что суд первой инстанции ошибся, отклонив ходатайство Caesars о непринятии встречного иска. В постановлении говорилось, что «существование программы добровольного отчуждения подразумевает обязанность каждого человека, в т.ч. патологически зависимого игрока, нести личную ответственность за свои действия и самостоятельно ограничивать себя в игре». (Caesars отказался комментировать это решение.)

Ноффсингер собирался подавать в отставку перед тем, как получил звонок от Стейси Стивенс. Однако, узнав подробности дела Скотта Стивенса, — которое к тому же имело куда более серьёзные последствия, чем предыдущие его дела, — он изменил своё мнение. Правда, в отличие от предыдущих подобных случаев, сейчас он настаивал и на ответственности производителей, аргументируя это тем, что слот-машины [которыми пользовался Стивенс] были созданы для обмана игроков — и, фактически, нанесения им вреда.

Ноффсингер использовал те же приёмы, что и многие другие юристы в ранней «антитабачной» стратегии: тогда судебная система, пройдя через десятки похожих друг на друга дел, сумела доказать ответственность производителей сигарет за вред, нанесённый здоровью общества. Сейчас то же самое он хотел провернуть с игровой индустрией. Когда Ноффсингер взял дело Стивенса, Джон Киндт, профессор Иллинойсского университета в Урбане-Шампейне, назвал его «потенциальным блокбастером».

Даже по оценкам Национального центра ответственной игры, основанного представителями индустрии, от 1,1% до 1,6% взрослого населения США — а это от 3 до 4 млн. человек — сталкиваются с проблемами зависимости от азартных игр. Это даже больше числа ныне живущих американок с историей рака груди. Специалисты Центра утверждают, что ещё от 2% до 3% — или дополнительно от 5 до 8 миллионов — американцев удовлетворяют критериям «зависимости», разработанным Американской психиатрической ассоциацией, — но той, которая не перешла в стадию патологической, т.е. форму психического расстройства. Другие эксперты, не имеющие отношения к игровой индустрии, говорят о более высоких показателях зависимости среди населения.

Речь, прежде всего, о людях, которые не могут остановиться, вне зависимости от последствий. «Когда вам приходится иметь дело с зависимыми людьми, вы понимаете, что они полностью теряют трезвость мышления, — говорит Валери Лоренц, автор книги “Компульсивный гэмблинг. Что это такое?” — Они не контролируют своё поведение».

Игровая зависимость похожа на наркотическую, но не требует употребления каких-либо веществ. Несмотря на то что на мозг игрока не воздействуют внешние химические вещества, его неврологические и физиологические реакции на раздражитель очень схожи с теми, что бывают у наркоманов и алкоголиков. Некоторые зависимые рассказывают, что испытывают во время игры те же ощущения, что и при употреблении сильных наркотиков. Так же, как и наркоманы, они призывают к терпимости, а когда не могут играть, подвергаются «ломке», выражающейся в панических атаках, тревоге, бессоннице, головных болях и учащённом сердцебиении.

Нейробиологи обнаружили особенности, по-видимому, уникальные для мозга игроманов, особенно в дофаминергической системе, которая включает в себя систему вознаграждения, и в префронтальной коре, контролирующей различные импульсы. «Мы увидели неконтролируемую систему вознаграждения, — рассказывает Джон Грант, профессор кафедры психиатрии и поведенческой нейробиологии Университета Чикаго. — Лобная доля советует нам остановиться, но делает это не очень активно, поэтому те участки мозга, которые предвидят награду, оказываются сильнее».

Игромания может быть вызвана и генетической предрасположенностью, хотя соответствующие маркеры всё ещё не обнаружены. Фактор окружения и особенности личности: крупный выигрыш в течение последнего года, регулярно играющие друзья, импульсивность, депрессия — также могут способствовать развитию зависимости. Но каковы бы ни были причины, факт остаётся фактом: некоторые люди более уязвимы к игромании, чем другие. «Вы не можете просто включить или выключить какие-то процессы у себя в мозгу, — говорит Реза Хабиб, профессор психологии из Университета Южного Иллинойса. — Это лишь автоматические реакции».

История Скотта Стивенса не уникальна и почти даже обыденна. Учитывая возникающие у игроков чувства вины и стыда, игровая зависимость нередко приводит их к глубокому отчаянию. Каждый пятый игроман предпринимает попытку суицида, говорят в Национальном совете по проблемам азартных игр, — и это самый высокий показатель среди представителей всех видов зависимостей. Точных данных о количестве самоубийств, совершённых на почве азартных игр, нет, но известно достаточно много красноречивых историй из жизни: полицейский, выстреливший себе в голову в казино Детройта; бухгалтер, спрыгнувший с лондонского небоскрёба из-за своей зависимости от азартных онлайн-игр; 24-летний студент, покончивший с собой в Лас-Вегасе после того, как проиграл все полученные в качестве финансовой помощи деньги; и, конечно же, сам Стивенс.

Согласно одному исследованию, 20% постоянных игроков могут быть названы «проблемными» или патологическими зависимыми. Кроме того, играя, такие люди тратят — или, выражаясь точнее, теряют — больше, чем другие игроки. Как минимум девять независимых исследований выявили, что игроки с зависимостью приносят игорным заведениям от 30% до 60% дохода.

И казино точно знают своих самых «щедрых» клиентов. Согласно статье, опубликованной в журнале Time в 2001 году, уже в 90-х казино покупали сведения у эмитентов кредитных карт, а также списки адресов электронной почты у компаний, занимающихся прямыми рассылками. Один из таких списков, названный «Компульсивные игроки», содержал около 200 тыс. имен людей с «неутолимым аппетитом ко всем видам азартных игр». Казино использовали эти списки, чтобы добраться до игроманов, — так же, как Caesars поступило с Дженни Кепхарт.

Сегодня у каждого заведения есть свои внутренние методы определения самых лучших клиентов. Наташа Доу Шулл, профессор Нью-Йоркского университета, написавшая книгу «Дизайн зависимости: машинный гэмблинг в Лас-Вегасе», основываясь на 15-летних исследованиях игровой индустрии, пишет, что 70% современных казино используют те или иные варианты карт лояльности. Они позволяют отслеживать массу информации о клиентах: как часто те играют в различных игровых автоматах, сколько длится их средний сеанс, как много они ставят, как часто выигрывают и проигрывают, в какое время суток обычно приходят и т.д. Всякий раз, когда игрок жмет на кнопку “Spin” или “Deal” (обе означают начало раунда в игре — прим. пер.), происходит регистрация данных. И даже когда игроки отказываются от карт, которые им предлагает казино, это не гарантирует им отсутствия наблюдения. В некоторые автоматы встроены миниатюрные камеры, которые направлены на лица игроков и отслеживают их поведение.

Есть даже несколько производителей, которые поставляют казино банкоматы с функцией выдачи наличных в долг, причем даже без необходимости отходить от игрового автомата. Некоторые производители из них отправляют информацию об операциях своих клиентов прямиком сотрудникам казино. Лес Бернал, директор правозащитной организации Stop Predatory Gambling, утверждает: сейчас у казино есть все карты на руках, чтобы заставить людей переступать через собственные ограничения.

«Пользуясь банкоматом внутри казино, вы будто выкрашиваете себя в оранжевый цвет».

Вся собираемая информация позволяет казино точно определять своих самых надёжных плательщиков — преимущественно проблемных игроков или непосредственно лудоманов. Несмотря на частые проигрыши таких игроков — или, скорее, благодаря ним, — казино заманивает их обратно, предлагая бесплатные напитки и еду, поездки на лимузинах, сувениры из местного магазина, гольф-экскурсии для их неиграющих супругов, а в некоторых случаях — даже авиаперелеты первым классом и номера в пятизвездочных отелях. Кроме того, казино иногда нанимает специальных сотрудников, которые по-дружески общаются с лучшими клиентами и используют специальные предложения, чтобы стимулировать тех оставаться в зале подольше, а возвращаться — поскорее. Материальная мотивация таких сотрудников может зависеть от суммы, которую тратит их клиент сверх суммы ожидаемых расходов (которая, в свою очередь, рассчитывается на основе данных, полученных во время последних посещений казино). Как заметил на посвящённом гэмблингу форуме Ричард Дейнард, профессор права в Северо-Восточном университете, «в основе бизнес-плана казино — вовсе не случайные игроки. Их бизнес-планы рассчитаны на работу с игроманами».

Существуют даже формулы для расчёта «прогнозируемого жизненного цикла» каждого конкретного игрока. На основе этого показателя игрокам присваивается определенное рейтинговое значение. Клиентов, которые тратят больше остальных, обычно называют «китами». Такие игроки — самые востребованные клиенты для любого казино; те, расположения кого заведения добиваются самыми агрессивными методами и самыми выгодными предложениями.

Кэролин Ричардсон, например, стала «китом» для Ameristar Casino, что в Каунсил-Блафс, штат Айова. В 2020 году она проиграла почти 2 миллиона долларов, в основном в игре на слот-машинах. Сотрудники казино, предположительно, предоставили ей доступ в зону кассира — место, закрытое для посетителей, — чтобы она могла брать наличные для продолжения игры. Ей увеличили лимиты для игры на некоторых автоматах, так что она могла тратить больше денег за один раунд. Кроме того, доступ к новым слот-машинам закрыли для других посетителей, так что Ричардсон могла первой их испробовать. Руководство казино назначило Ричардсон персонального ответственного сотрудника, который предлагал ей бесплатные напитки, еду, проживание в отеле и билеты на развлекательные мероприятия.

По крайней мере, так утверждал работодатель Ричардсон, компания Colombo Candy & Tobacco Wholesale, в своем иске против казино. Ричардсон, контроллер компании, украла 4,1 млн. долл. в течение двух лет, чтобы продолжать играть. В 2020 году, когда ей самой было 54, Ричардсон приговорили к лишению свободы на срок от 14 до 20 лет. Её действия привели к тому, что компания прекратила свою работу. В иске утверждалось, что у представителей казино были достаточные основания полагать, что Ричардсон, которая зарабатывала 62 тыс. долл. в год, играла на деньги, доставшиеся ей нечестным путем. (Представитель Ameristar Casino отказался комментировать судебный процесс.)

Окружной суд штата Небраска признал, что истец в достаточной мере обосновал свои претензии в незаконном обогащении, и адвокаты казино должны были готовиться к защите. Но дело внезапно остановилось, когда у президента и исполнительного директора Colombo Монти Брауна и его жены, Дженис, закончились деньги на услуги юристов, после чего они вынуждены были объявить о собственном банкротстве. «Они нашли кого-то с зависимостью и возможностью красть деньги — и воспользовались этим по полной, — говорит Браун, — Они обворовывали нас руками нашего же сотрудника». А Дженис добавляет: «Делать такое по отношению к другим людям — настоящее зло».

В Mountaineer Casino в Западной Вирджинии игровые автоматы так и норовят поглотить вас: 1500 машин, постоянно мигающих, с яркими анимированными экранами, издающие приятный звук сыплющихся на пол монет. У каждой из них есть название, например, «Король Мидас», «Богатый дьявол», «Денежные иллюзии», «Титаник», «Волшебник страны Оз». Сейчас вторник, вторая половина дня, но здесь, в зале, нет ни окон, ни часов — лишь похожее на большую пещеру пространство, в котором несколько игроков окружили стол для игры в кости, кто-то следит за вращением рулетки, а другие играют за карточным столом. Но подавляющее большинство игроков сидит за слот-машинами. Эти аппараты, наравне с видеопокером, стали для казино настоящим источником жизненной силы. Согласно докладу Американской игровой ассоциации от 2020 года, они генерируют 70% дохода, в то время как 40 лет назад этот показатель составлял 45%. Трое из пяти посетителей казино скажут вам, что их любимое занятие — игра на электронных игровых автоматах. И их популярность выгодна не только игорным заведениям — свою прибыль получают и производители. International Game Technology — крупнейший в мире производитель слот-машин, выпустивший большую часть из почти 1 миллиона находящихся в США автоматов, — заработал 2,1 млрд. долл. в 2020 году. Тогда же итальянская лотерейная компания Gtech заключила сделку на покупку IGT, заплатив 6,4 млрд. долл.).

Это уже не те «однорукие бандиты», о которых вам рассказывала бабушка. Сегодня электронные игровые автоматы управляются современными компьютерами и действуют по сложным алгоритмам. В основе слот-машин старого образца находились механические барабаны, которые вращались после нажатия на рычаг. Каждый такой барабан мог остановиться, например, в 22 позициях. 11 разных символов, 11 промежутков — и получаем 10648 возможных комбинаций. Если после остановки барабанов символы на всех трёх окажутся одинаковыми, игрок получает сумму, размер которой зависит от символа. Шансы на выигрыш вполне осязаемы и легко рассчитываются.

Прорывом в технологии производства слот-машин стало изобретение в 1982 году «системы виртуального мэппинга». Согласно информации, представленной Шулл, от 20% до 30% игровых автоматов сегодня напоминают старые механические слот-машины. Но есть одно существенное отличие: символ, на котором остановится каждый барабан, больше не зависит от того, насколько сильно вы потянули за рычаг. Исход раунда теперь определяется компьютерным чипом, встроенным в машину. Барабаны могут иметь разное количество тех или иных символов: например, больше пустых промежутков и меньше таких, за которые игрок получает крупный выигрыш.

Механические барабаны не начинают вращаться до тех пор, пока им не передается импульс от нажатия кнопки или опускания рычага. В электронных же автоматах момент окончания передачи импульса определяет чип — он буквально указывает барабанам нужный момент. Данная возможность позволила производителям машин сократить шансы выиграть джекпот с 1/10648 до 1/137000000. Более того, теперь человек, играющий на слот-машинах, практически не в состоянии рассчитать реальные шансы выиграть джекпот — неважно, маленький или большой.

Ещё один приём, используемый электронными автоматами, — так называемый «почти выигрыш» (или «близкий выигрыш»). Это ситуация, когда приносящая джекпот комбинация находится прямо под основной линией (той, которая определяет текущий результат) или над ней. Суть этого приёма — создать у игрока впечатление, что он почти выиграл, в ситуации, когда он на самом деле настолько же далёк от выигрыша, как и в случае, если бы на барабанах вообще не появилось никаких символов. Некоторые слот-машины специально запрограммированы таким образом, чтобы «близкий выигрыш» выпадал значительно чаще, чем мог бы, руководствуйся они чистой случайностью. Психологическое воздействие от этого может быть очень сильным. Это заставляет человека думать: «Я был так близок. Может, в следующий раз. » Профессор Уиттиер Ло Скул и автор книги «Гэмблинг и закон» Нельсон Роуз писал, что правила, действующие в Неваде, опираются на теорию о том, что опытный игрок сможет рассчитать реальные шансы на победу после определенного времени игры за тем или иным автоматом. Игровая индустрия следит за тем, чтобы обманчивый приём «близкого выигрыша» не использовался в автоматах Северной Америки, однако, как заметила Шулл, уловки для подсознательного побуждения игрока к действиям всё время совершенствуются.

Исследование доказало, что рост количества «почти выигрышных» результатов прямо влияет на увеличение времени игры. На самом же деле, ещё в 1953 году Б.Ф. Скиннер, отец современного бихевиоризма, заметил: «“Почти джекпот” увеличивает шанс того, что человек продолжит игру». Этот эффект ещё сильнее проявляется на игроманах, мозг которых воспринимает такую ситуацию скорее как выигрыш, чем как проигрыш. Это подтверждает и профессор Реза Хабиб.

Ещё одна возможность электронной игровой системы — неравномерное распределение выигрышных символов, известное как «голодающие барабаны». Например, за определённое количество попыток цифра «7» может выпасть 4 раза на первом барабане, 5 раз — на втором, но лишь единожды — на третьем. Вероятность получить «7» на первых двух барабанах значительно выше, чем на последнем, но в случае с механическими автоматами вы бы с этим не столкнулись. Роджер Хорбэй, бывший специалист в области лечения игромании и эксперт в электронных игровых автоматах, говорит, что для человека, стоящего перед слот-машиной, так же естественно ожидать равных шансов на выпадение определейнного символа на каждом барабане, как для игроков в кости или блэкджек — шансов на выпадение определённой комбинации или нужного расклада карт. В работе «Несбалансированные игровые автоматы», которую он написал совместно с Тимом Фалькинером в 2006 году, Хорбэй пишет, что появление выигрышных комбинаций строго ограничено и совсем не соответствует ожиданиям игрока, следящего за разнообразием появляющихся на экране символов.

Удивительно, но в патентной заявке на технологию виртуального мэппинга цель её применения была описана вполне честно: «Важно создать игровой автомат, который убедит игрока в том, что его шансы на победу выше, чем это есть на самом деле, но при этом будет соблюдать юридические ограничения, применяемые для азартных игр». Некоторые страны, среди которых Австралия и Новая Зеландия, запретили использование автоматов с технологией виртуального мэппинга из-за очевидности вреда, который они наносят игрокам.

В то же время в США патент на это изобретение был выдан ещё в 1984 году. IGT выкупила права на него в 1989 году, а позже начала выдавать лицензии на его использование другим компаниям. «Представьте, что вы сидите за столом для совещаний, размышляя о том, что честно, а что нет, — а потом придумываете такое. Для меня это просто немыслимо», — говорит Кэвин Хэрриган, содиректор лаборатории по изучению гэмблинга при Университете Уотерлу, Онтарио.

Совет Невады по контролю за играми одобрил слот-машины с виртуальными мэппингом в 1983 году. Интересно, что во время слушаний по этому вопросу, Рэй Пайк, адвокат от IGT, — той самой компании, которая впоследствии выкупила права на технологию виртуального мэппинга и произвела сотни тысяч игровых автоматов, — назвал расхваленные «близкие выигрышы» плохой рекламой, добавив, что «в этих машинах заложена обманная схема». Однако он также заявил о том, что в случае одобрения Советом данной технологии, его компания «конечно, захочет ею воспользоваться», так как, по его мнению, она создавала конкурентное преимущество.

Конечно, классические слот-машины с механическими барабанами составляют лишь часть общего количества игровых автоматов в большинстве казино. Развитие технологий привело к тому, что многие автоматы вообще лишены механических барабанов, вместо этого предлагая игроку лишь соответствующее изображение на своем дисплее. Такие машины позволяют использовать опцию «мультилайн», ставшую популярной ещё в 90-е. Суть её заключается в том, что игрок может поставить не на одну комбинацию, а сразу на несколько, — вплоть до двухсот на некоторых моделях. У игрока появляется больше шансов на победу, но результат зачастую обманчив. К примеру, если вы ставите 1 доллар на каждую из пяти различных комбинаций, а затем получаете 3 доллара при выпадении одной из них, автомат объявит вас победителем, сопроводив видеопоздравление мигающими лампочками и звуком падающих монет. В сущности же вы просто проиграли 2 доллара.

«Ваш мозг фиксирует факт победы, — говорит Кэвин Хэрриган. — Неважно, что вы думаете: физически вы просто поддаетесь влиянию всех этих огней, звуков, картинок — тому, что делает из вас “победителя”. В течение часа вы можете “выиграть” даже двести раз (при этом каждый раз проигрывая) — и получите хороший эмоциональный заряд».

Такие замаскированные проигрыши создают «плавный ход», как его называют некоторые представители игровой индустрии, — т.е. позволяют слот-машине постепенно истощать карман игрока, вместо того чтобы опустошить его за несколько раундов с крупными ставками. Учитывая, что игрок все время видит сообщения о выигрышах, факт систематической потери денег становится менее заметным.

Видеопокер, как один из видов виртуальных игровых автоматов, начал продвигаться IGT на рынок в 1979 году. Правила стандартного варианта игры были довольно просты: игроку раздаётся 5 карт, каждую из которых он может либо сохранить, либо обменять на одну из оставшихся в виртуальной колоде 47 карт. Такие игры требуют большего мастерства — или хотя бы базового понимания вероятностей, — чем слот-машины. Они рассчитаны на людей, которые хотят своими решениями влиять на исход игры.

Однако с течением времени создатели видеопокера обнаружили, что могут манипулировать поведением игроков, изменяя те или иные параметры игры. Так, например, заметив, что игроки чаще стремятся собрать каре, чем роял-флеш, — редкую, но более дорогую комбинацию, — они подкорректировали машины соответствующим образом. Есть в видеопокере и своя версия замаскированных под выигрышы поражений. Современные игровые автоматы позволяют одновременно играть «в несколько рук», собирая по три, десять или даже сто комбинаций. Это похоже на слот-машины с «мультилайном», в которых игроку удается «отыграть» часть денег на мелких выигрышах, хотя в целом он их и лишается.

Вне зависимости от типа игрового автомата — будь то современные версии «однорукого бандита» или видеопокер — основной целью казино является удержать за ним игрока как можно дольше. Это критично важно, ведь итоговая победа заведения — лишь вопрос времени. Местными правилами обычно устанавливается процент ставок, по которым должна производиться выплата игроку. Чаще всего он находится в диапазоне от 85% до 95% — это означает, из каждой сотни долларов, вставленной в автомат, игрок потеряет в среднем то 5 до 15 долларов. Но какими бы ни были точные цифры, факт заключается в том, что, играя достаточно долго, клиент всё равно оставит свои деньги в казино.

Технологические инновации сделали игровые автоматы не только более прибыльными для их владельцев, но и, согласно утверждениям экспертов, более «затягивающими» для игроков. «Автоматы причастны к появлению проблемных игроков в той мере, в которой они ведут на таких игроков охоту», — говорит Наташа Шулл.

Ключевой элемент современной игровой механики — скорость. Один раунд на слот-машине или в видеопокере может длиться всего три-четыре секунды. Прогуляйтесь по казино в любое время суток — и вы увидите, как люди замирают перед игровыми автоматами, занеся свои пальцы над кнопками и периодически ударяя по ним, будто крысы в клетках. Шулл пишет о том, что возможность мгновенно получить дополнительные деньги сокращает время, которое игрок тратит на принятие решения. А это в свою очередь сводит к минимуму возможность оценить обстановку и прекратить игру. Они погружаются в своего рода анабиоз — сами игроки часто называют такое состояние «зоной».

Для многих лудоманов сама по себе «зона» является более желанной, чем победа. Шулл описывает её как «ощущение ничем не ограниченных возможностей, которое превосходит даже вознаграждение от победы». «Зона» позволяет игроку сбежать от ежедневных забот, травм прошлого и даже от долгов, накапливающихся с каждым новым раундом. Кое-кто погружается в игру настолько, что проводит перед автоматом четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать часов без перерыва. Люди так поглощены процессом, что забывают об оставленных в машине без присмотра детях, мочатся на месте, даже не замечая этого, и часами ничего не едят.

Казино вместе с производителями автоматов придумали множество способов, как удержать игрока перед экраном подольше, а играть быстрее. Кресла в зале очень удобны, так что сидеть в них комфортно даже на протяжении долгого времени. Выигрышы могут быть мгновенно конвертированы в игровую валюту или распечатаны в виде купонов для дальнейшего использования в автоматах. Официантки постоянно подходят к посетителям, предлагая напитки, так что тем даже не приходится вставать со своих мест.

Всепоглощающая природа электронных игровых автоматов также способствует развитию зависимости, за что слот-машины нередко называют «электронным морфином» или «гэмблинговым кокаином». Шулл отмечает: исследование, проведённое в 2002 году, показало, что люди, регулярно играющие в электронные игровые автоматы, приобретают игровую зависимость в 3–4 раза быстрее, чем другие игроки (один год против трех с половиной лет), даже если раньше они играли в другие азартные игры, не испытывая никаких проблем.

Общественные правозащитники сравнивают слот-машины с сигаретами. По их мнению, оба продукта целенаправленно создаются таким образом, чтобы вызывать у потребителя зависимость. «Игровая и табачная индустрии стремятся к тому, чтобы их продукт потреблялся строго определённым образом, — и в дальнейшем это приводит ко всем известным последствиям», — пишет Джеймс Дафни, научный сотрудник Университета Виктория в Мельбурне, в своей работе, опубликованной в «Международном журнале о психическом здоровье и зависимости» в 2007 году.

Независимо от возможного «удовольствия», которое могут принести сигареты или игра в автоматах, и то, и другое также приводит к смерти. Почти все курильщики выкуривают потенциально смертельные дозы вредных веществ. Электронные слот-машины, используемые так, как это задумано производителями, ведут игрока к неизбежной потере контроля над временем и собственными средствами — и в таких масштабах, которые позволяют индустрии процветать.

Производителей сигарет призвали к ответственности за вред, нанесенный их продуктом здоровью потребителей, после заявления Джеффри Уайгенда, бывшего исполнительного директора табачной компании Brown & Williamson. В середине 90-х он признался, что его компания постоянно изменяла содержание никотина и других веществ в составе сигарет, чтобы усилить привыкание курильщиков.

Команда Терри Ноффсингера, подметив сходства с «табачным» делом, пошла дальше, пригласив к сотрудничеству Шерон Юбенкс, адвоката юридической фирмы Bordas & Bordas из Западной Вирджинии. Юбенкс была ведущим защитником от Департамента юстиции в завершившихся успехом федеральных процессах против табачной индустрии в период 2002–2005 гг. Она присоединилась к Ноффсингеру в деле Стейси Стивенс после того, как он убедил её, что используемые игровыми автоматами обманные приемы схожи с теми, которые применяли производители сигарет. «Табачная и игровая индустрии действуют фактически по одной и той же схеме: используют высокотехнологичные разработки, чтобы завлекать потребителей», — говорит Юбенкс.

Казино с большим вниманием относятся к «болевым точкам» своих клиентов — моментам, когда те максимально близки к решению сдаться. Данные, считываемые в режиме реального времени, сообщают о таких моментах: это может быть крупное поражение, или, например, ситуация, в которой после пробной игры клиент начинает терять вполне реальные деньги. Кроме того, внимание уделяется и соответствующему поведению игрока: он может со злости ударить игровой автомат или, наоборот, в отчаянии стоять, согнувшись над ним. Заметив такое, сотрудник казино тут же вмешивается, предлагая игроку ваучер на небольшую сумму, напиток или еду в ресторане, где тот сможет отдохнуть, успокоиться и захотеть вернуться в игру. Иногда помогают и просто ободряющие слова, например: «Ты ещё отыграешься».

«Это кажется мне наиболее мерзким примером того, как казино стараются удержать проблемных и зависимых игроков», — сказала Лиззи Фридмен, старший сотрудник Института защиты общественного здоровья.

В некоторых случаях, когда у игрока заканчиваются деньги, казино может одолжить ему определённую сумму. Это и произошло с Дженни Кепхарт, бывшим клиентом Ноффсингера. В 2006 году она просидела всю ночь в Caesars Riverboat Casino, играя и попивая предоставленные заведением крепкие алкогольные напитки. Когда она проиграла все свои средства в блэкджек, казино предложило ей подписать долговое обязательство, чтобы удержать её в игре. В итоге она проиграла и эти деньги. Позже такое случалось ещё пять раз. К концу ночи её долг перед казино вырос до 125 тысяч долларов. Когда она не смогла погасить его, представители казино подали в суд. Ноффсингер от её имени предъявил встречный иск. После того как иск Кепхарт был отклонен, первоначальный иск, поданный заведением, урегулировали конфиденциально.

По словам экспертов, казино должны понимать, что, одалживая деньги проигрывающим клиентам, они по определению способствуют развитию проблем у игроков. Любой игрок, который ищет деньги для продолжения игры, автоматически соответствует одному (а, быть может, и сразу трём) из десяти критериев, определяющих «патологического игрока». Теоретически любое игорное заведение, предоставляя игроку деньги в кредит (особенно если сумма превышает 200 долларов), знает, что у этого игрока проблемы с зависимостью.

Согласно «барным» законам, заведения, продолжающие продавать алкоголь уже опьяневшим посетителям, которые затем травмируют кого-нибудь (например, сбивают автомобилем), могут быть привлечены за это к ответственности. Так же и казино, которое даёт деньги игроку сверх какого-то лимита, может нести ответственность за финансовые последствия, возникшие по его вине. В 1994 году вдова игрока, который застрелился из-за огромного долга перед казино в Миссисипи, подала на казино в суд, обратившись к тем же законам, что регулируют и ответственность питейных заведений. По словам её адвоката, опубликованным в [газете] Chicago Tribune, «давать Эрику Кимброу денег в долг было равносильно тому, что и поить его алкоголем». Но дело по пятидесятимиллионному иску закончилось ничем после того, как казино объявило себя банкротом. До сих пор ни один суд США не вынес решения против казино по такому делу, и ни одно законодательное собрание штата не приняло соответствующего закона, применимого к казино.

Хотя по мнению представителей индустрии это правильно. «Казино не несёт никакой ответственности, — говорит исполнительный директор Американской игровой ассоциации Джефф Фримен. — Для определения алкогольного опьянения есть чётко установленные стандарты. Ничего подобного не существует в сфере азартных игр, чтобы определить, не слишком ли много клиент играет».

В иске Стейси Стивенс говорилось, что персонал казино Mountaineer, зная о проблемах её мужа и о том, к чему они могут привести, «обязан был защитить Скотта Стивенса от самого себя». Она заявила, что его самоубийство было предсказуемым для казино, «хотя никаких попыток вмешаться в ситуацию никто не предпринял».

Опираясь на исследования Шулл, Стивенс обвинила казино Mountaineer и компанию IGT в том, что они «сознательно и преднамеренно эксплуатируют слабости игроков, пользуясь их зависимостью от слот-машин». Далее в заявлении говорилось, что «современные слот-машины провоцируют, поощряют, поддерживают и используют в своих целях поведение, отличающее зависимых игроков (более долгая, быстрая и интенсивная игра)». И в тех случаях, когда клиент играет именно так, как предполагает игровой автомат, он несёт убытки и может пострадать от других пагубных последствий. В основу обвинения Стейси Стивенс легло утверждение о том, что сам по себе дизайн слот-машин стал причиной зависимости и последовавшей за ней смерти её мужа.

Mountaineer Casino и IGT отказались от комментариев на этот счет после многочисленных запросов. Адвокат, представлявший казино, поддерживал позицию других представителей отрасли и желал отклонить иск Стивенс, заявляя, что «игровые автоматы, используемые по всей стране и одобренные на правительственном уровне, не могут быть признаны некачественно спроектированными или лишёнными понятных предупреждений только из-за необоснованного злоупотребления одним игроком».

Mountaineer Casino впоследствии придерживалось позиции, гласившей, что защита проблемных игроков от гэмблинга — дело рук самих игроков. По словам Фримена, «они сами должны позаботиться о том, чтобы включить себя в списки посетителей, которым запрещён вход в казино». Он имеет в виду процедуру, разрешающую жителям разных штатов лично вносить своё имя в список тех, кому запрещено посещать заведения с азартными играми на территории штата, а также забирать выигрыш, полученный в обход запрета (впрочем, проигрывать деньги вам разрешат). Некоторые эксперты называют такие списки неэффективными из-за проблем в их регулировании. Несмотря на наличие хитроумной системы наблюдения, статус игроков (т.е. факт нахождения их в списке) отслеживается далеко не всегда. «Когда игрок, добровольно внесший себя в список, приходит в казино и проигрывает деньги, всех всё устраивает. Но стоит ему начать выигрывать, как тут же появляется сотрудник [казино] и, постукивая клиента по плечу, сообщает, что тот арестован за незаконное проникновение, — говорит Лоренц, автор книги “Компульсивный гэмблинг”. — Сходите в любое казино, и игроки скажут вам, что такое происходит постоянно».

Учитывая, что операторы казино и производители слот-машин непреклонны во мнении о личной ответственности игроков, не выглядит неожиданным желание Национального центра ответственной игры (англ. NCRG), спонсируемого игровой индустрией, подтвердить в своих исследованиях правильность этого мнения. Из 17 миллионов долларов, выделенных с момента основания в 1996 году, NCRG ни копейки не потратил на исследование слот-машин и их влияния на игроков. По словам Криса Райли, директора по исследованиям NCRG, несмотря на то что основная часть средств выделяется казино и производителями, центр разделяет интересы попечителей и непосредственно научных работников, а члены совета директоров не принимают решений, касающихся исследований, — для этого существует отдельный научно-консультативный совет.

«Фокусировать своё внимание на машинах — ошибка, ведь они — всего лишь вещь, — утверждает Райли. По её мнению, корни проблемы скрыты в самом игроке. — Мы не знаем, чем вызваны когнитивные расстройства игроков. Но именно они подпитывают их зависимость».

Бывший психотерапевт Роджер Хорбэй с ней не согласен. Независимое исследование, проведенное без финансирования NCRG, показало, как «близкие выигрыши» и другие подобные уловки воздействуют на игроков, в особенности на то, как они воспринимают ожидаемые результаты. «Мы привыкли обращаться с такими людьми так, будто они сбились с правильного пути, — но на самом деле с толку их сбивают машины, — говорит Хорбэй. — Причина многих так называемых когнитивных расстройств кроется в игровых автоматах, а не в ошибках мыслительного процесса. Большинство [зависимых] игроков приходит к верным умозаключениям, которые основаны на ложной информации. И проблема в том, что лгут им как раз машины».

Кит Уайт, исполнительный директор Национального совета по проблемам азартных игр, говорит, что, хотя индустрия и должна играть значительную роль в исследованиях и прилагать усилия для просвещения общественности, её действия не будут эффективны сами по себе. (Группа [исследователей], сохраняющая нейтралитет по отношению к законным формам гэмблинга, в значительной мере финансируется крупными компаниями.) «В вопросах просвещения людей о рисках мы не можем полагаться на тех, кто предлагает этот продукт и получает от его продажи прибыль, — говорит Уайт. — Это должна быть более масштабная кампания.»

В конце 90-х, спустя почти десять лет после принятия Закона о регулировании игорной деятельности индейских племен, запустившего распространение казино на новых территориях, федеральное правительство назначило комиссию для изучения последствий этих событий. Результат был налицо: с проблемами игровой зависимости сталкивалось вдвое больше людей, чем обычно, если они жили в радиусе 50 миль от игорного заведения. Основываясь на этом факте, Комиссия в 1999 году рекомендовала «приостановить распространение гэмблинга, чтобы оценить уже известные потери и выгоды, а также подумать над другими возможными».

Несмотря на это предупреждение, дальнейшее развитие игорного бизнеса штаты контролировать уже не могли. Денежный вопрос — одна из основных причин развития отрасли. Когда в 2008 году девять штатов решили применить ограничения в сфере азартных игр, их заработок по сравнению с более либеральными соседями снизился более чем в полтора раза. «Так называемый хищнический (или эксплуатирующий) гэмблинг имеет сейчас самое мощное лобби на правительственном уровне, потому что у политиков есть в этом деле свои интересы, — говорит Лес Бернал. — [Представителями индустрии] в буквальном смысле заказывается и покупается политический процесс.»

Во многих штатах действительно функционируют целые правительственно-игорные «объединения». Руководство отдельных штатов обеспечивает племенным казино монополию в своём регионе в обмен на часть прибыли, иногда до 40%. Западная Вирджиния частично владеет правами на программное обеспечение для слот-машин. Канзас фактически владеет играми и управляет деятельностью неплеменных казино. Нью-Джерси, Делавэр и Род-Айленд оказывают финансовую помощь казино, испытывающим проблемы в операционной деятельности. «Это не самый чистый источник наполнения казны, — говорит Питер Фрэнкот, государственный контролёр штата Мэриленд. — Мы фактически соглашаемся сотрудничать с индустрией захватчиков, хищников. Доходы поступают к нам прямиком от группы зависимых игроков, которых казино берет в оборот и раскручивает до тех пор, пока у них не закончатся деньги.»

Те или иные общины, как правило, строят казино, обольщённые ложными обещаниями: о том, что будут созданы рабочие места, школы получат финансирование, а местная экономика устремится вверх. Эрл Гринолс, профессор экономики Университета Бэйлора в Техасе и автор книги «Азартные игры в Америке: издержки и выгоды», подсчитал, что каждый доллар, который казино приносит сообществу, влечёт за собой около 3 долларов расходов — будь то косвенные издержки от увеличения преступности, снижение производительности труда или б ольшие выплаты по безработице. «Казино наносят вред обществу и экономике. Они должны быть запрещены для всех, везде и всегда», — говорит Гринолс.

В свою защиту индустрия азартных игр приводит в качестве аргумента то, что она в достаточной мере регулируется — а потому безопасна. Адвокаты Mountaineer Casino, желая отклонить иск Стивенс, заявляли: «Азартные игры жестко регулируются в любом штате, который легализовал их. Если бы они были признаны опасными, такими, которые могут нанести необоснованный вред гражданам… их бы никто не узаконил». Однако аргумент «если это законно, то должно быть безопасно» не учитывает недостатков существующих законодательных норм. «Регулятор должен защищать и игроков, и индустрию, — говорит Нельсон Роуз. — Но защита игроков не входит в список приоритетов ни правительства, ни представителей индустрии.»

В каждом штате, легализовавшем азартные игры, создана специальная комиссия по их регулированию, но почти всегда между регулятором и заинтересованными компаниями возникают тесные связи. Известно множество случаев, когда бывшие члены комиссий нанимались казино или другими представителями отрасли.

«Мне кажется, общество убедили в том, что игровая индустрия хорошо регулируема и абсолютно честна, ведь всё здесь подвергается проверкам, — говорит Роджер Хорбэй. — Но люди были бы шокированы, узнав, что игровые автоматы не соответствуют законодательству о защите прав потребителей.»

Хорбэй называет осознанный выбор ключевым принципом защиты потребителя. Когда вы берёте кредит, банк обязан сообщить вам о процентной ставке и методе её расчета. По той же причине государственные лотереи обязаны раскрывать шансы на выигрыш, так же как и производители овсяных хлопьев, размещающих на задней стороне коробок условия всевозможных акций. Тем не менее, правило существенного раскрытия информации не применяется к электронным игровым автоматам. «Эти аппараты применяют самые разнообразные способы обмана, что является недопустимым ни в одной другой отрасли — даже в других видах азартных игр, — продолжает Хорбэй. — Но общепринятые стандарты честности ничего не значат в мире слот-машин».

Именно об этом Совет Невады по контролю за играми спрашивал во время слушаний перед принятием решения о технологии виртуального мэппинга. Ричард Хайт, ставший впоследствии членом регулирующей комиссии штата Невада, объяснил, что, если бы игрок узнал о своих шансах на победу, то «это уничтожило бы всякую интригу, волнение, развлечение и даже риск при игре в автоматы».

В июне Высший апелляционный суд Западной Вирджинии вынес решение по иску Стейси Стивенс, постановив, что «согласно законам штата ни на производителях игровых автоматов, ни на казино, в которых они размещаются, не лежит обязанность по заботе об игроках и защите их от компульсивной игры». Член Верховного суда США Брент Бенджамин, высказываясь об этом процессе, заявил, что единственной и вполне конкретной целью игорного бизнеса в Западной Вирджинии является улучшение благосостояния штата благодаря новым возможностям трудоустройства и развитию сопутствующих отраслей.

Штат, владеющий частью прав на игровое программное обеспечение и легализовавший азартный бизнес, заработал на нем более 550 млн. долл. в 2020 году (при этом общие налоговые поступления составили тогда всего около 5 млрд. долл.). Неудивительно, что решение суда основывается на тезисах о «благосостоянии штата», «новых возможностях трудоустройства» и «росте общественных доходов», возможных благодаря играм, а не на обязательствах перед игроками. Шерон Юбенкс отмечает: «Это [решение] демонстрирует нам зависимость самих штатов. Они даже не хотят иметь дела с общественными проблемами».

Лес Бернал согласен с утверждением о том, что наличие у правительства [штатов] интересов в игорном бизнесе имеет решающее значение: «Я не думаю, что это как-то повлияло на дело, — я уверен, что это полностью предрешило его исход. На самом деле всё, о чём сказал Верховный суд Западной Вирджинии, — это что индустрия азартных игр в штате имеет иммунитет к любой ответственности.»

В Западной Вирджинии, Индиане и ряде других штатов суды в своих решениях зачастую полагаются на мнение законодательных органов, но те в свою очередь тоже не всегда правы, в том числе и из-за связей с индустрией. Бывший лидер большинства Западной Вирджинии Рик Стейтон сожалеет о том, что сыграл определённую роль в распространении легализованных азартных игр. «Я думаю, что нас — не сочтите за каламбур — обыграли», — сказал он в одном интервью. И он не один такой. Стэн Розенберг, председатель сената штата Массачусетс, способствовал легализации казино в своём штате в 2020 году, не зная о «близких выигрышах», «ложных победах» и прочих уловках игровых автоматов. Он признаёт, что ничего не понимает в их устройстве и принципах работы.

Ноффсингер говорит о том, что его команда ничего больше не предпримет в Западной Вирджинии. Однако он считает, что тенденция привлечения казино к ответственности лишь набирает обороты: «Что действительно произошло, так это то, что люди узнали об этом больше. Было намного больше людей, которые потеряли огромные деньги, заявляли о своём банкротстве, шли на преступления ради игры, совершали самоубийства. И самым поразительным остаётся для меня тот факт, что ни разу ещё улики и доказательства, на которые мы ссылаемся в своих исках, не были рассмотрены в суде под присягой, во время полноценного судебного процесса.»

Именно это, по мнению некоторых экспертов, и нужно — судебный процесс, который доберётся до личных документов компаний-представителей игорного бизнеса. «Им известно, что если какой-нибудь суд начнёт расследование, они попадут в неприятности, — говорит Джон Киндт, профессор Иллинойсского университета в Урбане-Шампейне. — Они знают, какая информация содержится в их маркетинговых планах и документах. Они не могут позволить её обнародовать, ведь тогда подтвердится то, что и так всем известно: до двух третей своего дохода казино получают от 10%-20% игроков, имеющих проблемы с зависимостью. Дело Стивенса хорошо воспринимается обществом. Чем больше юристы читают о нём, тем отчётливее они слышат запах крови. Это означает, что такое дело просто должно попасть в нужную юрисдикцию».

В своё последнее Рождество, как раз перед тем как потерять работу, Скотт Стивенс не купил подарков ни жене, ни трём своим дочерям, и никак не мог заставить себя принять те подарки, которые они преподнесли ему. Он чувствовал, что не заслужил их, и взял лишь после того, как дочери начали его умолять. На фотографии, сделанной позже на той неделе, во время рыбалки в Кабо-Сан-Лукас — месте, которое всегда приносило ему счастье, — Стивенс выглядит очень несчастным. Его глаза выражают горечь поражения, а улыбка исчезла с лица и вовсе.

Спустя несколько месяцев после увольнения Стивенс пробовал принимать антидепрессант «Паксил» и посещать психотерапевта, но так и не признался Стейси, что продолжает играть почти каждый день. Он знал, что вскоре после расследования о хищении средств Налоговое управление предъявит ему свои обвинения, и, даже отсидев срок в тюрьме, он всё равно останется должен сотни тысяч долларов в качестве штрафов. Его бывший работодатель, казалось, был уже в шаге от уведомления полиции о действиях Стивенса. Он никогда больше не сможет работать в финансовой сфере. Как только информация об этом деле попадёт в газеты, его семью ждут сплетни, распускаемые жителями их небольшого города, и всеобщее осуждение. Он просто не видел другого пути избавления своих близких от всего этого, кроме как принести себя в жертву.

К середине дня, 13 августа 2020 года, Стейси забеспокоилась. Почему Скотт не отвечает на её смс? Это было не похоже на него. Она написала, что хотела поужинать пораньше, чтобы девочки успели заняться своими делами вечером. «Почему ты мне не отвечаешь?» — написала она. Но ответа не последовало до тех пор, пока час спустя Стивенс не написал ей последние слова: «Я тебя люблю».

Успокоившись, Стейси ответила: «Дорогой, я тоже тебя люблю. Пожалуйста, приезжай домой». Она позвонила психотерапевту, чтобы узнать, видела ли та её мужа, но безрезультатно.

Вскоре после этого телефон Стейси зазвонил. Это был Тим Бендер, адвокат, помогавший Стивенсу решать проблемы с налоговой. Он сказал, что Стивенс звонил ему пару минут назад. Бендер пытался отговорить его от самоубийства, но тот повесил трубку. Бендер сказал, что позвонил в 911.

Стейси только смогла произнести: «Пожалуйста, господи. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Пусть все будет хорошо».

Потом она услышала звуки множества сирен.

Полицейские из соседнего Уинтерсвилла прибыли к футбольным полям через шесть минут после звонка самого Стивенса. Они нашли его сидящим возле автомобиля. Два помощника шерифа и патрульный с шоссе Огайо также прибыли на место.

Полицейские обратились к Стивенсу через гравийную площадку.

«Встаньте. Покажите свои руки».

Но Стивенс не собирался отступать. Это был последний шанс для его семьи. Его последняя игра.

Он поднял ружьё, направил его в грудь и спустил курок.

Психология игрока. 10 типажей гемблеров

Увлечение азартными играми существует с древних времен, и в разные годы предметом научных изысканий становились не только сами развлечения, но и игроки. Психологов по-прежнему интересует, на чем основан интерес людей к играм на деньги, и почему это увлечение так сильно затягивает одних и вызывает неприятие у других. Еще в 2008 году российские ученые Караваев, Панов и Замулло опубликовали исследование, в котором попытались классифицировать основные типажи гемблеров. Их работа является актуальной по сей день, а выводы распространяются как на посетителей наземных игорных заведений, так и на клиентов онлайн-казино.

Ученые обозначили 10 групп азартных игроков в зависимости от степени их вовлеченности в процесс:

  • тусовщики играют ради отдыха;
  • пехотинцы выделяют на игры определенный бюджет;
  • случайные игроки садятся за автоматы время от времени;
  • интеллектуалы отдыхают, но стараются понять игру;
  • статусные игроки играют ради компании;
  • VIP-гемблеры тратят деньги в элитных заведениях;
  • профессионалы умеют обыгрывать дилера;
  • отчаянные ходят в клубы, так как больше некуда;
  • лудоманы зависимы от игры;
  • жулики ищут способы обмануть казино и других гемблеров.

Разумеется, владельцы игорных заведений и разработчики азартных игр опираются на знания о типажах гемблеров, чтобы привлекать новых посетителей и выстраивать правильную линию общения с постоянными клиентами. Игрокам же тоже неплохо разбираться в подобной классификации, чтобы не поддаваться на уловки владельцев казино и не быть обманутыми.

Игорные заведения привлекают людей разными способами, ориентируясь на целевую аудиторию

Тусовщики

Кто это такие? Пожалуй, самая крупная из всех выделяемых групп. Такие люди не отдают предпочтения отдельным видам азартных игр и не имеют любимых игровых автоматов. Гемблинг для них не является самоцелью, свой досуг они строят на общении с друзьями. Во время игры тусовщики отвлекаются на разговоры и выпивку, и часто меняют видеослоты на рулетку, а досуг за карточным столом на крапс или бинго. Их предпочтения в игре соответствует выбору друзей.

Тусовщики предпочитают находиться в компании

Как это используется в казино. В игорных залах всегда создается атмосфера легкости так называемой зоны отдыха. Человек, посещая подобные заведения, должен чувствовать себя максимально комфортно, чтобы проводить там больше времени. Кроме самих автоматов и игорных столов, в таких залах есть и другие способы провести время, например, бар.
О чем нужно помнить. Развлекаться в казино можно так же, как и в любом другом месте. Иногда приятно сделать десяток ставок, чтобы испытать азартное волнение. Не стоит забывать, что в крупных казино абсолютно все работает на максимальную вовлеченность посетителей в игровой процесс.
Преимущества типажа. Тусовщики редко становятся заядлыми игроками, поскольку их главный наркотик – общение с людьми. Их устраивает возможность поигрывать время от времени ради нахождения в хорошей компании.

Пехота

Кто это такие? Довольно распространенный типаж игроков, составляющий основу аудитории большинства казино, включая виртуальные игорные заведения. Пехотинцы регулярно проводят время за игрой, однако умеют контролировать потраченное время и расходы. Они с удовольствием играют в бесплатные демоверсии игровых автоматов, а в случае реальных ставок заранее определяют бюджет, за рамки которого стараются не выходить. Даже если пехотинец сорвался и потратил больше запланированной суммы, он останавливается и делает перерыв. Как правило, такие гемблеры имеют небольшое количество любимых игры, так как считают, что в них им везет больше, чем в других.

Представители пехоты могут быть очень разными

Как это используется в казино. Именно пехота формирует тренды на популярные игровые автоматы. Они готовы без устали крутить барабаны любимого видеослота и бесконечно рассказывать в сообществе о его преимуществах. Обычный человек не заметит отсутствие конкретного слота в игровом зале или на сайте онлайн-казино, а для пехотинца это может стать причиной отказа от игры в таком заведении.

О чем нужно помнить. Пехотинцам стоит четко следовать собственным принципам. Установленные ими ограничения по тратам на азартные игры должны соблюдаться. В противном случае можно сорваться в неконтролируемый штопор и уйти в большой минус.

Преимущества типажа. Умение держать себя в руках – важный навык, который поможет как в азартных развлечениях, так и в любом другом деле. За счет более или менее систематического обращения к играм и четкому самоконтролю шанс пехотинцев заработать на автоматах выше, чем у других типажей гемблеров, посещающих казино от случая к случаю.

Случайные игроки

Кто это такие? Самая непоследовательная категория гемблеров. Такие люди не ищут азартных развлечений, игры сами находят их. Случайные игроки оказываются в казино под действием внешних обстоятельств: заходят в залы игровых автоматов от нечего делать, оказываются в казино в компании друзей или переходят на сайт с видеослотами по рекламной ссылке. Такие люди осторожничают во время игры и внимательно относятся к выбору развлечений. Обычно они не тратят на игру много времени и денег.

Случайные посетители легко вливаются в игру

Как это используется в казино. Таких посетителей стараются привлечь различными бонусами и подарками, а удержать качественным сервисом. Именно они чаще всего клюют на бездепозитные бонусы или бесплатные вращения. Со временем случайные игроки могут стать завсегдатаями азартных заведений.

О чем нужно помнить. Известны случаи, когда человек приходил сделать одну ставку – и срывал джекпот. Однако чаще всего редкое обращение к азартным играм воспринимается как необычное развлечение для получения ярких эмоций и острых ощущений. Не следует забывать, что именно за это в данном случае и платит игрок.

Преимущества типажа. Наименее вовлеченный тип гемблеров, который приходит в игру так же легко, как и уходит. Остановиться вовремя таким людям не составит никакого труда, а проигрыш воспринимается ими лишь с ноткой разочарования. Они готовы платить за качественный отдых, а внезапный выигрыш считают бонусом за оправданный риск.

Интеллектуалы

Кто это такие? Гемблеры, которые относятся к азартной игре как к продуманному и дорогому развлечению. Они понимают принципы действия рулетки, разбираются в покере, обращают внимание на процент отдачи игральных аппаратов. Знание математических моделей и общее представление о теории случайных чисел позволяет им рационально относиться к ставкам. К проигрышу интеллектуалы относятся лояльно, а выигрыш относят на счет верно выбранной стратегии. Такие люди редко проигрывают или выигрывают большие суммы, поскольку понапрасну не рискуют.

Джеймс Бонд – классический представитель интеллектуалов

Как это используется в казино. Регулярно создаются новые игры, которые могут заинтересовать интеллектуалов своими правилами и особенностями. Как правило, такие игроки предпочитают карточные игры за реальным столом, а в онлайн-казино выбирают видеопокер, баккару или блэкджек.

О чем нужно помнить. Любой стол или автомат в казино прежде всего приносит прибыль самому заведению. При математическом подходе шансы на победу возрастают, но главное помнить, что азартные игры – это развлечение, а не способ заработка.

Преимущества типажа. Знание правил и стратегий приближает таких игроков к уровню профессионалов. Интеллектуалы рационально подходят к игре и чаще всего не дают волю эмоциям.

VIP-персоны

Кто это такие? Игроки, которые занимают высокое положение в обществе. Не стеснены в средствах, потому их ставки гораздо выше средних. Играют по двум причинам. Во-первых, для дополнительного подтверждения своего социального статуса, а во-вторых, чтобы приятно провести время. К победам и поражениям относятся практически равнодушно.

Зона для элитных гостей заведения

Как это используется в казино. В игорных залах обычно есть специальные VIP-зоны для подобных посетителей. Разумеется, там все делается по высшему разряду. Гостя предоставляется лучшее обслуживание, предлагаются дорогие коктейли и закуски. Крупье за игровым столом готовы даже выполнять небольшие капризы клиентов: менять фишки, игральные кости, колоды карт по первому требованию игрока. Опыт наземных заведений в обслуживании богатых клиентов переняли и онлайн-казино. На большинстве сайтов присутствует деление пользователей по статусу в зависимости от величины ставок. Достигшим VIP-уровня клиентам предоставляются различные привилегии и даже выделяется персональный менеджер.

О чем нужно помнить. Азартные развлечения для такого человека – не более, чем просто игры, в которых величина ставок не имеет существенного значения. Однако для поддержания высокого статуса нужно играть много.

Преимущества типажа. Высокие ставки – это большие выигрыши в случае успеха. Разумеется, VIP-персон не рассматривают игры в качестве способа получения дохода, однако крупный джекпот может повысить настроение.

Статусные игроки

Кто это такие? Для этих гемблеров важна иерархия, принятая в той или иной социальной группе, а определяющим является мнение окружающих. Статусные игроки выбирают развлечения, которые пользуются спросом в их окружении, делают примерно такие же ставки и проводят за игрой столько же времени, сколько остальные члены их социальной группы. Азартные развлечения становятся одной из тем для разговора и способом лучше наладить контакт с нужными людьми.

Компания в казино для многих является самой приятной деталью

Как это используется в казино. Большинство видов азартных развлечений позволяют людям играть бок о бок (рулетка, кости) или друг против друга как друг (покер, другие карточные игры). Это работает на создание общности людей, объединенных любимым занятием, а значит такие развлечения могут быть причиной возвращаться в казино. В интернете такую особенность используют в многопользовательских электронных рулетках или в играх Live Casino с несколькими местами за игровым столом.

О чем нужно помнить. Быть частью компании и делать то же, что и все вокруг, – не одно и то же. Если у соседей по игровому столу «сорвет крышу», не обязательно следовать за ними. Нужно уметь смотреть на себя со стороны, это поможет действовать рационально.

Преимущества типажа. У статусных игроков нет зависимости от острых ощущений, поэтому им легче держать себя в руках. Их общительность помогает узнать различные игровые тонкости, которые позволят лишний раз выиграть. Хорошие отношения в компании помогают не только в игре – полезные знакомства в казино вполне могут пригодиться и в обычной жизни.

Профессионалы

Кто это такие? Наиболее рациональные люди, которые разбираются в механике игр и правилах, понимают теорию вероятностей и основы математической статистики. Для них важна победа и только победа. Профессионалы умеют выигрывать и знают, что для этого нужно. Они терпеливы и внимательны, именно таким людям запрещают доступ в наземные казино, но профессионалы придумывают новые способы обыграть дилера.

Профессионалы, как правило, выигрывают чаще других

Как это используется в казино. Игорные клубы стараются исключить таких людей из списка своих гостей. Эта группа является самой нежелательной, поскольку на нее приходится больше всего выигрышей, а это потери для казино. Нередко такие люди живут на доходы от азартных игр. С помощью персонала, специальных камер и систем искусственного интеллекта владельцы казино определяют игроков, которые считают карты, и запрещают им доступ на свою территорию.

О чем нужно помнить. Лучший способ не выделяться – выигрывать по чуть-чуть, а иногда даже устраивать проигрышные вечера. Не стоит обращать на себя внимание, а еще лучше – посещать разные заведения, чтобы исключить возможность примелькаться.

Преимущества типажа. Самые частые выигрыши, самая продуманная стратегия. Глубокая подготовка в игре за каждым столом или автоматом позволяет стабильно уходить в плюс и иметь преимущество перед другими участниками. Конечно, удовлетворение от победы не полное, ибо ожидаемое, но зато появляется регулярно.

Отчаянные

Кто это такие? Люди, которым в обычной жизни не хватает сильных эмоций, и они находят их в азартных развлечениях. Иногда толчком становится сильное потрясение, например, развод или потеря любимого дела. Такие игроки стараются притупить чувство одиночества или сделать игры новым хобби. Они могут не обращать внимания на большие траты, если игра приносит острые ощущения.

Игры отчаянных часто приводят к печальным последствиям

Как это используется в казино. Владельцы казино мечтают заполучить в число своих клиентов отчаянных гемблеров. Для этого в игорных заведениях используются приемы, направленные на импульсивное принятие решения. Та же стратегия присутствует в рекламе азартных игр и онлайн-казино. Человеку стараются показать, что игровые автоматы и рулетка – это простое и очень захватывающее занятие.

О чем нужно помнить. Необходимо выбирать хобби и компанию, которых хватит, чтобы наполнить жизнь необходимыми впечатлениями. Казино – лишь один из способов хорошо провести время, а на заработок здесь могут рассчитывать только профессионалы.

Преимущества типажа. Стоит найти любимое занятие, и азартные игры снова станут развлечением. Выигрыши будут приносить радость, а проигрыши не будут большими. Главное – сделать этот шаг.

Лудоманы

Кто это такие? Игроки, для которых азартные развлечения оборачиваются психологической зависимостью. Они изо дня в день охвачены навязчивой идеей крупного выигрыша и тратят на игральные аппараты и другие игры все деньги. Почти все мысли и поступки сводятся только к игре и чувству азарта, которое заставляет тратить еще больше. Такая патологическая зависимость является заболеванием.

Игра в подобных условиях не приносит удовольствия

Как это используется в казино. Как и в любом другом бизнесе, в гемблинге стараются извлечь максимальную прибыль. Поэтому любая социальная группа, приносящая доход, будет принята с распростертыми объятиями. Иногда игорные клубы распространяют информацию о том, что помогают лудоманам и даже запрещают им играть, но на практике до этого доходит крайне редко.

О чем нужно помнить. Разумеется, с любой зависимостью нужно бороться. Желательно сделать серьезный перерыв, отвлечься на другое интересное занятие. Лучше всего вернуться к играм тогда, когда это перестанет быть навязчивой идеей.

Преимущества типажа. Человек, играющий много и часто, имеет шанс выиграть больше, чем тот, кто играет редко. Однако стоит помнить, что выигрыш так же легко потерять, как и получить.

Жулики

Кто это такие? Такие люди ищут любой способ обмануть игорное заведение или других игроков. Чаще всего это обычные авантюристы, реже представители криминального мира или мошенники. Они стараются нажиться за счет обмана персонала игорного заведения или сидящих рядом гемблеров, которые окажутся недостаточно внимательными.

Жулики могут сорвать действительно большой куш, но большинство их них в итоге оказываются пойманными

Как это используется в казино. Равно как и в случае с профи, от таких людей избавляются. Здесь идет в ход не только запрет на посещение игорных клубов, но и привлечение к уголовной ответственности. Люди, пытающиеся обмануть казино, часто попадают за решетку.

О чем нужно помнить. Лучше всего играть честно. Выигрыши, добытые обманным путем, не приносят положительных эмоций – жулик постоянно думает, как скрыть мошенничество и не попасться.

Преимущества типажа. Знания, которые помогают обмануть казино или других гемблеров, приносят прибыль. Но только до тех пор, пока вор не окажется пойман.

Топ-4 казино по размеру бонусов:
  • Рокс Казино
    Рокс Казино

    № 1 в рейтинге за 2020 год!

  • Сол Казино
    Сол Казино

    Приветственный бонус 30 000 руб + бонусы за каждый деп!

  • Пинап Казино
    Пинап Казино

    Для любителей ретро и больших выигрышей!

  • Фрэш Казино
    Фрэш Казино

    Весенний дизайн и шикарная отдача! Мгновенный вывод!

Добавить комментарий